Mar. 6th, 2013

diana_ledi: (профиль)
Сириэль...
Не знаю.
Иногда мне всё это кажется гениальным.
Это как разница между красивеньким и прекрасным.
Красивенькая картинка с цветочком и прекрасная картина безобразной старухи - что ценнее?
Фигня полная - подобные вопросы. Всё равно каждый выберет себе своё.

То, что делает Сириэль, я поняла не сразу, не скрою. Но поняв, я уже не могу оставаться равнодушной.
Я считаю эти вещи удивительными.
Нерядовыми.
Нагло и уверенно выходящими из рядов подобных, популярных, любимых в интернете - красивеньких вещей.
Интернет неравнодушен к КРАСИВЕНЬКОМУ.

А эти вещи...
По-моему, они прекрасны.

Сириэль продаёт их. Не знаю, почему вдруг она делает это срочно и сразу. Я пока не спросила у неё.
... теперь уже спросила. Если Сириэль захочет - ответит.
А если бы я могла - я бы купила. Я бы купила это:



или это:



скорее второе, правда. Бандитка такая, эта рыба.
:)

Сириэль делает распродажу - загляните. Вдруг вы поймёте, в чём там секрет, и почему мне так были непонятны сначала эти вещи, а теперь стали так понятны...
вдруг вы разберётесь с моим восхищением и сможете разложить мне его по полочкам...
ну, и вдруг вам тоже что-то из этого понравится - вот оно, здесь:
http://sirielle-mellon.livejournal.com/802800.html
diana_ledi: (влучно)
просить про допомогу

РЕЙДЕРСЬКЕ ЗАХОПЛЕННЯ МУЗЕЮ «КИЇВСЬКА ФОРТЕЦЯ!».РЕПОСТ!!!
Приблизно о 10.00 годині ранку на територію музею «Київська фортеця» не санкціоновано в’їхав автомобіль з десятьма людьми. Невідомі, які не забажали представитись керівництву музею, самовільно вивісили на фасаді будівлі, що знаходиться на балансі Міністерства оборони та розташованої за адресою вулиця Госпітальна, 16, А табличку з назвою провулок Госпітальний, 16, А. Після цього невідомі проінформували керівництво музею про те, що тепер ця будівля належить їх фірмі.

За словами Олени Ющенко, директора музею «Київська фортеця», який знаходиться за адресою: вул. Госпітальна, 16,18 та 24, А ще в 2005 році невідома фірма намагалась здійснити купівлю цієї будівлі, але згідно із рішенням Господарського Суду операція була визнана недійсною, оскільки будівля розташована за адресою вулиця Госпітальна, 16, а. В документах про купівлю значилась адреса : провулок Госпітальний, 16, а.
Намагаючись прокрутити відому рейдерську оборудку, сьогодні рейдери знову спробували перейменувати вулицю в провулок. Працівники музею викликали міліцію та чекають на підтримку журналістів, адже на Міську владу в них надії немає. Як свідчать попередні подібні історії рейдерських захоплень історичних та культурних цінностей Києві на кшталт книгарні «Сяйво», книгарні «Знання» та «Гостинного двору» – міська влада або покриває рейдерів або інформує суспільство про свою безпомічність щодо можливості припинення свавілля.
Додаткова інформація: 066 324 7232 (Директор музею «Київська фортеця: Ющенко Олена Іванівна)




http://ripcska.livejournal.com/652576.html
diana_ledi: (всьо)
Я люблю этот дом.
Где, выйдя ночью на кухню, можно услышать шаги в подвале -а днём, когда один на этаже и в доме, вдруг со второго этажа стук кием о бильярдный шар. И шар всегда летит в лузу.
Это понятно не от того, что можно увидеть шар в лузе - кто же пойдёт смотреть, я не пойду, я не решаюсь мешать Тем, Кто Играет На Бильярде Этого Дома, когда никого нет, или когда кто-то один на этаже и в доме - а оттого, что сетки луз дырявые, и шар летит сквозь дыры на пол, и долго грохочет, катаясь по неровному полу.
Здесь весной охапки сирени, а летом и осенью охапки роз, так что не хватает ваз, и мы используем графины толстого стекла, не пренебрегая банками и вёдрами - а зимой сухие ветви и целые стволы акаций, поставленные в огромные стеклянные хозяйские бутЫли, предназначенные изначально, конечно же, для самогона. Хозяева любили и умели производить самогон.
Мы не умеем.
Поэтому используем бутыли как вазы для ветвей или стволов, и так боимся, что вдруг войдут хозяева и всё увидят. Кощунством будут огорчены.
Но вряд ли хозяева увидят эти ветви, потому что до сих пор никто их не увидел - так однородно вписываются они в общий эскиз интерьера, что никто из многочисленных гостей до сих пор ни разу не спросил, зачем нам эти ветви, и даже, кажется, их не заметил - а те, на кого валились эти колючие ветви акаций, покорно водружали их на место и вопросов снова не задавали, молча утирая кровь исцарапанных рук.
Здесь любая ненужная мелочь, и вещь большая, тоже не обременённая особой востребованностью, находят место. А гости становятся заметны только количеством более тридцати человек.

Я люблю людей, живущих в этом доме - они входят в свои ниши, и замирают там, так что кажется, из каждой комнаты есть ход в секретное разветвление коридоров, ведущих в скрытые дальние апартаменты, и потому, подходя к комнатам друг друга, мы долго выжидаем, потом стучим, потом, услышав дальнее "Входите!", ещё некоторое время ждём.
И каждый понимает, что обитателю комнаты нужно дать время, чтобы вернуться по секретному разветвлению коридоров из дальних своих апартаментов.

Я люблю животных, живущих в этом доме - каждый из них имеет несколько мест для отдыха, и никто не отдаст своё место другому, да прочий и посягать не станет. А секретные ходы здесь есть только у кота. И он хозяин этого дома, с этим согласны и давно смирились все. Даже хорёк, с котом пока что не знакомый.

Иногда мне кажется, что я люблю и нЕлюдей, живущих в этом доме - но не тогда, когда кто-то из них, подобравшись близко ночью, ловит мою руку удивительно тёплой и сильной своей, и пожимает. Дискретно так пожимает, как сигналы передаёт.
Тогда я руку отдёргиваю и на них шикаю. Не то чтобы мне было страшно, но как-то это неприятно. Зачем спящему человеку руку пожимать?
Так можно испугать.

Я люблю этот сад.
Здесь фрукты рождаются деревьями единожды в два года. Деревья затеняют огород, здесь нет раздолья овощам, и в год, когда фруктам не быть, становится обидно. Когда нет фруктов и овощей, всегда обидно. Должно же быть хоть что-то.
Впрочем, тогда мы едим ягоды. Ягоды есть всегда.
Летом, конечно.

Я люблю этот мир.
Летом он жаркий, потный и липкий. Липкость бывает присыпана пылью, но зачем вся эта гадость, становится понятно только когда входишь в тёплую воду мелководья. Если на мелководье волны, тогда становится особенно понятным изысканный замысел и суть летнего бытия.
А зимой бывает снег. И если он бывает - он настолько холодный, что в это трудно поверить.
Я вообще не верю, что эта планета предназначалась для человека, особенно когда трогаю холодный снег.
За это люблю.

Я люблю этот мир, в который вхожу утром, нажав на кнопку.
Каждый раз помня, что это ловушка - я всё же нажимаю эту кнопку. И прихожу в этот мир, от которого не оторвусь, пока совсем не засыплет песок мои глаза. Песок, о котором мне говорила в детстве мама, объясняя, зачем Оле-Лукойе мешочек, наполненный песком.
Тогда я обижалась, меня возмущал простецкий садизм Оле-Лукойе по отношению к бедным деткам, которым сыпал он в глаза песок.
Сейчас мне иногда хочется иметь такой мешочек, и этот песок в нём, настолько трудно мне бывает уснуть.
И пусть даже будет Оле-Лукойе. Возможно, мы с ним поговорим. И он наконец объяснит мне, для чего одному мальчику понадобилось собирать это дурацкое слово, проходя дурацкий тест. Чего она от него хотела, эта старая, измученная одиночеством и непониманием, женщина?

Иногда мне кажется, что я нажимаю на кнопку, чтобы не думать именно об этом.
А отсутствие моего сна - оттого что я думаю именно об этом.
Наверное, это всё от любви. И о любви я хотела написать этот текст. О её количестве в моей жизни, и о моей радости от такого количества любви в моей жизни...

... так много я люблю.
Отчего тогда мне так хреново сегодня?
А?

Profile

diana_ledi: (Default)
diana_ledi

July 2013

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617 181920
21222324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 27th, 2017 03:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios